Общение с зомби

(Воинстувующее искусствоведение)

 

      Владимир А.

          Я только что прочитал Ваш текст "Логика славы художников". Увы, в нём без разбору смешаны совершенно разные понятия.

          То, что сегодня работает огромная коммерческая машина арт-бизнеса, которая может разрекламировать и продать любые консервные банки и прочий мусор, а также то, что всё это делается исключительно с целью наживы, но вовсе не ради искусства — всем давно и прекрасно известно. Однако Вы почему-то сделали из данного общеизвестного факта вывод, что, мол, в прежние времена жили и творили великие художники, которые исчезли примерно с окончанием Ренессанса, а после сего исчезновения пошла сплошь современная халтура. В изготовителей которой Вы, ничтоже сумняшеся, записали даже великих Ван Гога и Сезанна.

          Как известно, в искусстве много исторических периодов, школ и направлений. Равным образом известно, что у каждого человека имеются особые вкусы. То есть каждому из нас что-то нравится, а что-то — нет. Но в конечном счёте главным при оценке искусства является всё-таки именно живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить истинное искусство от халтуры. И по настоящему, по гамбургскому счёту художники делятся не по историческим периодам и не по направлениям, а по единственному критерию: талантлив живописец или бездарен?

          Можно долгие годы учиться рисовать, можно отлично освоить технику живописи, можно добросовестно выписывать пейзажи или портреты, но если у человека нет божьей искры, то он всё равно останется серенькой посредственностью. А гений и из пивных пробок или из яичных желтков смастерит такое, что пронзит зрителя насквозь. Просто встанешь и застынешь. Вот это и называется настоящим искусством.

          И оценивать сие можно только "шестым" чувством, которое называется эстетическим. А если у человека данного чувства нет, то он может получить хоть десять искусствоведческих образований — и всё равно до конца жизни будет повторять лишь чужие псевдонаучные благоглупости.

          Вот, например, Илья Глазунов: он не малевал чёрные квадраты, однако я смотрю на его картины и вижу, что это не подлинное искусство, а халтура и отстой. Какие "спецы" его ни хвалили бы. В то же время Руссо-Таможенник не учился ничему, но я вижу, что он гений. Просто надо смотреть и видеть.

      Материалист

          Уважаемый Владимир, Вы, судя по всему, так, увы, и не прочитали мой текст и потому затянули "старую песню о главном". Все эти Ваши пустые и навязшие в зубах уверения, что

"...в конечном счёте главным при оценке искусства является всё-таки именно живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить истинное искусство от халтуры. И по настоящему, по гамбургскому счёту художники делятся не по историческим периодам и не по направлениям, а по единственному критерию: талантлив живописец или бездарен?

          Можно долгие годы учиться рисовать, можно отлично освоить технику живописи, можно добросовестно выписывать пейзажи или портреты, но если у человека нет божьей искры, то он всё равно останется серенькой посредственностью. А гений и из пивных пробок или из яичных желтков смастерит такое, что пронзит зрителя насквозь. Просто встанешь и застынешь. Вот это и называется настоящим искусством.

          И оценивать сие можно только "шестым" чувством, которое называется эстетическим. А если у человека данного чувства нет, то он может получить хоть десять искусствоведческих образований — и всё равно до конца жизни будет повторять лишь чужие псевдонаучные благоглупости".

разбиваются о простейший аргумент, который у меня в тексте для верности повторён несколько раз, но который Вы, к сожалению, предпочли не заметить:

"...с участниками вышеописанной телепередачи вполне можно согласиться в том плане, что жизнь в искусстве действительно содержит в себе немало нелогичного, нелепого, фальшивого. К числу всего последнего относится, например, то... что деятели культуры уверенно рассуждают о каких-то якобы объективно существующих особых свойствах оригиналов художественных произведений, о какой-то якобы объективно присутствующей силе художественного воздействия этих оригиналов, силе, которая заставляет некоторых зрителей замирать в экстазе у оригиналов предметов искусства и которой абсолютно не обладают даже самые точные их копии (именно потому, мол, кардинально и проигрывающие оригиналам в своей ценности) — а между тем все эксперты-искусствоведы почему-то всегда берутся определять подлинность предметов искусства не по наличию этой якобы могучей и необоримой "силы художественного воздействия", а исключительно по химическому составу красок, по возрасту холстов, по фотографиям полотен в ультрафиолете и т.д."

          Читайте ещё раз: само по себе не существует никакое Ваше "живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить настоящее искусство от халтуры". Ибо оно всегда является продуктом обучения, внушения. А внушить, как известно, можно даже очень дикие пристрастия. И ещё раз для совсем внимательных: реально, а не в пустых головах извергателей пустых, не подкреплённых реальностью звуков, существует только такое определение шедевральности-нешедевральности, которое производится, повторяю, "исключительно по химическому составу красок, по возрасту холстов, по фотографиям полотен в ультрафиолете и т.д."

          Вы, уважаемый Владимир, возражайте лучше не мне, тупому и злобному хулителю всего того, что для Вас дорого. Вы лучше пойдите к экспертам аукционов Сотбис и Кристис и поучите их, экспертов, как им нужно выносить заключения о шедевральности-нешедевральности объектов аукционных торгов исключительно по Вашим критериям, по "живому восприятию, живому чувству.

          Кстати, что происходило с признанными знатоками искусства, бесспорно обладавшими Вашим "живым восприятием, живым чувством, которое позволяет отличить настоящее искусство от халтуры" в те времена, когда художники от слова "худо" были не раскручены? Почему все знатоки считали тогда их дрянь — дрянью?

          А почему люди раскупили по бешеным ценам консервные банки Пьеро Мандзони с внятной надписью "Дерьмо художника"? Выходит, каждая их этих изготовленных машинным, конвейерным способом банок всё-таки тоже есть произведение искусства?

          И т.д.

      Владимир А.

          Вы написали мне:

          "Читайте ещё раз: само по себе не существует никакое Ваше "живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить настоящее искусство от халтуры." Ибо оно всегда является продуктом обучения, внушения. А внушить, как известно, можно даже очень дикие пристрастия. И ещё раз для совсем внимательных: реально, а не в пустых головах извергателей пустых, не подкреплённых реальностью звуков, существует только такое определение шедевральности-нешедевральности, которое производится, повторяю, "исключительно по химическому составу красок, по возрасту холстов, по фотографиям полотен в ультрафиолете и т.д."

          У меня нет слов: по-Вашему, значит, живого восприятия не существует, а искусство создаётся только для экспертов, которые проводят химический анализ картин.

          Если Ваши взгляды на искусство именно таковы, то я не удивляюсь, что для Вас Ван Гог не дороже брызг грязи на асфальте. Хим.анализом можно оценить подлинность картины, возраст и т.д., но этими цифирками нельзя оценить гения.

          Гениальный Ван Гог потому и голодал, что вокруг были убогие мещане, которым всё равно: хоть его картины, хоть коврики с базара. Мещанам нужно, чтобы кто-нибудь растолковал им реальное положение дел и повесил этикетку с ценой — только тогда они и станут вкладывать деньги.

          Вот такие же точно убогие и раскупили банки с дерьмом. Потому что за душой у них ничего нет: ни глаз, ни восприятия, ничего вообще.

      Материалист

          Уважаемый Владимир, Вы, судя по всему, не разбираетесь в вопросе и пытаетесь перевести спор на какие-то частности, на какие-то мелочи типа

          "Гениальный Ван Гог потому и голодал, что вокруг были убогие мещане, которым всё равно: хоть его картины, хоть коврики с базара. Мещанам нужно, чтобы кто-нибудь растолковал им реальное положение дел и повесил этикетку с ценой — только тогда они и станут вкладывать деньги".

          Ну хорошо, я могу перейти и на этот уровень.

          Вам доводилось читать "Письма Ван Гога" (Москва — Ленинград, Искусство, 1966 г.)? Бедняге повезло стать известным и признанным только потому, что его родственники торговали картинами и в итоге раскрутили-таки горе-художника. Эти родственники показывали творения Ван Гога при его жизни далеко не одним Вашим "убогим мещанам", но и многочисленным знатокам живописи. Однако общая реакция в первые десятилетия экспонирования была только отрицательной.

          Да и произведения всех прочих художников от слова "худо" экспонировались не в скобяных лавках, а в достаточно модных, в посещаемых знатоками галереях. И тут реакцией знатоков до момента успеха в раскрутке тоже являлись исключительно либо молчание, либо весёлые разгромы в газетах. Других реакций просто не было.

          Так что прежде чем изливать мне свою тонкую душу, не приемлющую "убогих мещан", сперва разберитесь в вопросе, разузнайте детали процесса возникновения популярности.

          Нет, я, конечно, полностью согласен, что существует и прекрасное как общее явление, и его конкретные образцы — см., например, мои "Вы спрашивали про красоту?" или "Оценивание красоты людей". Но сие не имеет уже никакого отношения к вопросу о вроде бы удивительном приходе бешеной славы к тем товарищам, которые при жизни обоснованно считались полными бездарями. И которые являются полными бездарями на самом деле. Несмотря на всю их бешеную славу.

      Владимир А.

          Я не совсем понимаю, о чём идет речь. Я же как раз о том и написал, что галерейщики и прочие "знатоки" — это болваны с дипломами. А потом приходит бродяга Ван Гог без диплома и демонстрирует, что такое гений. И все эти авторитеты со всеми их мешками денег рядом с ним — нули. Но если для Вас Ван Гог не существует, и Вы готовы до бесконечности ссылаться на мнения каких-то "знатоков", то тогда разговор, конечно, бесполезен.

          Вы сами-то хоть смотрели на картины Ван Гога и что-нибудь вообще чувствовали при этом? Если не чувствовали, то тут, понятно, и обсуждать нечего.

      Материалист

          Уважаемый Владимир, Вы опять написали нечто плохо сообразующееся с реальностью. А именно:

          "Я же как раз о том и написал, что галерейщики и прочие "знатоки" — это болваны с дипломами. А потом приходит бродяга Ван Гог без диплома и демонстрирует, что такое гений. И все эти авторитеты со всеми их мешками денег рядом с ним — нули".

          Если встать на Вашу точку зрения, то придётся сделать вывод, что Ван Гог был высоко оценён в итоге, в конце концов не "галерейщиками и прочими "знатоками" — болванами с дипломами", а, судя по всему, какими-то инопланетянами. Ведь если все жители Земли были болванами, то такими же точно болванами они, надо полагать, и остались. Ибо истории вроде бы не известны какие-либо вмешательства извне общества, массово переделавшие мозги людей.

          Или всё-таки у Вас знатоки, являвшиеся сплошь "болванами", в какой-то момент разом вымерли, а взамен них на ровном месте внезапно возникли знатоки-молодцы, сразу правильно оценившие Ван Гога как гения?

          Я же — в отличие от Вас — своим текстом фактически объяснил, что личный состав и даже искусствоведческий уровень знатоков практически не поменялись. Поменялись лишь пристрастия знатоков и, соответственно, их оценки. А поменялось всё это под давлением успешной раскрутки — ну и, как следствие, сумасшедших денег при продажах.

          Ведь против миллионов долларов не попрёшь. Если лично мне светило бы получить за принадлежащую мне раскрученную мазню десяток миллионов долларов, то я тоже как миленький засунул бы подальше свой праведный гнев по поводу всеобщего лицемерия и тоже принялся бы выковыривать из носа хоть какие-нибудь аргументы в пользу того, что мазня, например, того же Ван Гога — это шедевр почище леонардовых и рафаэлевых.

          Но реально так, как Ван Гог, рисуют, например, дрессированные слоны и шимпанзе. Или малые детишки. Или пациенты дурдомов.

          И ещё раз — для самых сообразительных, для самых восторженных уверяльщиков меня в том, что "главным при оценке искусства является является всё-таки именно живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить настоящее искусство от халтуры".

          В другом моём тексте — "Вы спрашивали про красоту?" — упомянута женщина-искусствовед из какого-то музея, участница передачи "Культурная революция", которая (женщина), уверяла всех, что "Чёрный квадрат" Малевича прямо-таки сшибает её, женщину, с ног своей неземной красотой.

          Так вот практика показывает, что для сшибания подобных одухотворённых знатоков (а других знатоков просто не бывает) с ног картинами, подобными "Чёрному квадрату" (к которым относится творения и Вашего любимого Ван Гог, и его жалких сообщников), всегда необходимо сперва провести физико-химическую экспертизу. И если результаты этой экспертизы покажут, что чёрный квадрат намалёван 100 лет назад, то у знатока произойдёт подгибание ног, возникнет "живое чувство". Но если результаты этой экспертизы покажут, что чёрный квадрат намалёван всего лишь 100 минут назад, то у знатока никакое подгибание ног не произойдёт. И принципиально не может произойти.

          Хотя визуально квадраты друг от друга не отличаются.

          Это ещё раз показывает, что никакого самосущего и врождёного "живого" воздействия у продукции художников от слова "худо" — нет. И что в случае с приходом знатоков в восторг от их произведений обязательно в самую первую очередь существует "предварительно-подготавливающее" воздействие на знатоков. То есть воздействие на основе предварительного внушения, гипнотизирования знатоков. Поэтому Ваше "живое восприятие, живое чувство, которое позволяет отличить настоящее искусство от халтуры" в отношении продукции художников от слова "худо" есть фикция, пустая выдумка. Ибо все восторги знатоков целиком зависят от предварительных результатов чисто химических и пр. исследований.

          И Вы, уважаемый Владимир, тоже, повторяю, испытываете эстетическое удовольствие от лицезрения картин Ван Гога только потому, что Вас предварительно уверили в шедевральности этих картин. То есть только потому, что Вас заранее приучили к этому, что Вас на это выдрессировали. И Вы теперь — зомби.

          А вот если Вам показать неизвестную Вам картину художника от слова "худо" (Ван Гог тут, понятно, уже не подойдёт, поскольку его монотонная, его однотипная, и потому антитворческая манера Вам уже знакома), то Вы и близко не испытаете никакого эстетического удовольствия, "живого чувства".

      Владимир А.

          Ох, ну уже вторую сотню лет о чёрном квадрате.

          Ладно, давайте ещё раз о пресловутом квадрате.

          Все знают, что кто угодно может за пять минут нарисовать чёрный квадрат.

          Все знают, что только идиот может рассматривать чёрный квадрат и искать в нём скрытую красоту.

          Сколько людей за сто лет писали об этом?

          Кто же эти люди, которые писали про чёрный квадрат? Хоть одну фамилию кто-нибудь может назвать?

          Малевича же знают все!

          Чёрный квадрат — это не картина. Это акция. И пусть Малевич рисовал на уровне среднего выпускника ВХУТЕМАСа, его тоже можно назвать гением. Почему? Да потому, что тысячи людей могут ругать чёрный квадрат, тысячи людей могут рисовать квадраты, треугольники, трапеции, что угодно. И эти тысячи всё равно останутся никем.

          Лишь один-единственный из тысяч сумел совершить простейший, как всё гениальное, поступок: нарисовать квадрат и выставить его.

          И теперь можно хоть плеваться, хоть поливать художника помоями — на веки вечные у всего мира вырезано в мозгах: МАЛЕВИЧ — ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ!

          Это не гениальная картина, это гениальная акция. Поэтому она запомнилась навсегда.

          А тем, кто возмущается и завидует якобы незаслуженной славе Малевича, можно ответить очень просто: каждый хоть сегодня может сделать так же. Это очень просто, надо только быть гением. Гений же — это тот, кто делает что-нибудь новое.

          Рисовать чёрные и красные квадраты и круги может любой. Но славы Малевича рисовальщик квадратов теперь уже не добьется. И консервные банки с дерьмом и с мусором давно завалили все музеи, за них теперь много не дадут. А вот когда придёт какой-нибудь незаметный человечек с тремя классами образования и за пять минут выдаст что-нибудь своё и новое, его имя будут склонять следующие двести лет точно так же, как сегодня склоняют имя Малевича.

          Насчёт экспертов, знатоков и эстетического удовольствия. Вот пример, но только не из живописи, а из литературы. Недавно один писатель сфабриковал подделку: якобы нашёл рукопись Пушкина — окончание "Русалочки". Я эти две странички прочёл — ну, если мне лет в двенадцать дали бы тексты Пушкина и этот текст, не говоря, который поддельный, я за минуту, с одного взгляда отличил бы, что это не Пушкин. И любой адекватный человек сразу отличил бы.

          Так вот анализировать ту бумажку собралась комиссия в Академии наук из докторов и академиков, специалистов по литературе и филологии. Специалисты изучали бумажку несколько месяцев и в качестве вывода выдали толстую научную работу, где применялись компьютерный анализ, изучение частоты гласных и согласных, расстановки ударений и прочий наукообразный бред.

          Заключение было выдано в процентах. Мол, процентов на двадцать — что это Пушкин, а на восемьдесят — что не Пушкин. Сие филологи написали о вопросе, который любому образованному человеку понятен с одного прочтения.

          Кто же они, эти спецы, вцепившиеся в свои академические кресла? А вот кто: они слепоглухонемые болваны, которые всю жизнь паразитируют на тех, кто способен что-либо сотворить. Они, болваны, паразитируют на Пушкине, Ван Гоге, Гогене, Рембо, Хлебникове, Мандельштаме после того, как этих гениев благополучно угробили такие же, как эти горе-спецы, болваны и паразиты.

      Материалист

          Уважаемый Владимир, Вы, повторяю, увы, зазомбированы. И, судя по всему, так уже и не обратите внимание на тему моего текста, на то, о чём там идёт речь.

          Ладно, я в последний раз сообщу Вам: самое-самое-самое главное — это вовсе не страшная красота и не гениальность, нет. Самое главное и основа всего — это раскрутка. Раскрутка. Раскрутка.

          Именно раскрутка рождает и астрономическую цену, и немеркнущую славу, и — пишу сие специально для Вас — сногсшибательную красоту. Всё-всё-всё это, в том числе и искреннее восприятие объекта как жутко красивого, зависит только от всесильной раскрутки.

          Вот Вы кинулись объяснять мне причину всемирной славы "Чёрного квадрата":

          "Это не гениальная картина, это гениальная акция. Поэтому она запомнилась навсегда".

          Но откуда проистекает "гениальность" этой "акции"? Каким образом оказалась сформирована такая высокая оценка?

          Согласно Вашей версии, высокая оценка выросла из неких объективно существующих свойств "Чёрного квадрата" как акции — в частности, из его беспримерной новизны.

          Вы, получается, уверены, что в начале XX века чудил один лишь Малевич? Но это заблуждение: аналогичных придурков было море. С огромным количеством не менее диких, не менее странных как тогда, так даже и сегодня выходок.

          Но теперь почти все эти нелепые выходки почти забыты. И потому их предметы-плоды больше никому не нужны. И потому не оцениваются как гениальные. Хотя они ничем не хуже в плане странности, в плане Вашей "гениально-акционности", в плане противоречия общепринятому, чем "Чёрный квадрат". А упомянутое выше забвение с ними приключилось только по причине недостаточной изначальной раскрученности.

          Кроме того, Вы дали следующее определения гения, свидетельствующее, как Вам кажется, о гениальности Малевича:

          "Гений же — это тот, кто делает что-то новое".

          Однако если исходить из этого Вашего определения, то "Чёрный квадрат" как раз и не гениален — ни как картина, ни как акция. Ибо на самом деле в "Чёрном квадрате" нет вообще ничего нового. Повторяю: "Чёрный квадрат" — это во всём эпигонский, копиистский, вторичный, компилятивный, сдутый, заимствованный продукт. Ибо это полное и позорное для истинного художника заимствование у некоего Альфонса Алле, который ещё в 1893 году в шутку измазал холст чёрной краской и дал этому полностью чёрному холсту название "Битва негров в глубокой пещере тёмной ночью".

рисунок

          Так что, повторяю, "Чёрный квадрат" прославлен как гениальный и даже вызывает сегодня у некоторых зомби эстетический шок только потому, что был последовательно и в течение долгих лет раскручен. При всём при том, повторяю, что ничего объективно гениального или нового, ничего объективно выдающегося в этом тупейшем, повторяю, заборомалевании — на самом деле нет.

          Привожу материалы, свидетельствующие против гениальности и, наоборот, в пользу полного и позорного эпигонства Малевича:

Под "Чёрным квадратом" Малевича нашли два изображения

рисунок

"Чёрный квадрат" в рентгеновских лучах

          Специалисты Третьяковской галереи обнаружили под "Чёрным супрематическим квадратом" Казимира Малевича, хранящемся в филиале галереи на Крымском валу, два ранее не известных изображения. Подробности исследования учёные обнародовали на конференции, посвящённой столетию картины. Репортаж с неё выложен на сайте телеканала "Культура", сами же материалы конференции пока не опубликованы.

          Сотрудники музея Екатерина Воронина, Ирина Рустамова и Ирина Вакар провели два рода исследований картины: просвечивание в рентгеновских лучах и микроскопический анализ кракелюра — трещин на поверхности лака и верхнего красочного слоя, сквозь которые видны нижележащие краски.

          "Было известно, что под изображением "Чёрного квадрата" было некое нижележащее изображение. Мы выяснили, что таких изображений не одно, а два. И доказали, что первоначальное изображение — это кубофутуристическая композиция, а лежащая непосредственно под "Чёрным квадратом", цвет которого вы видите в кракелюре, — это протосупрематическая композиция", — суммирует результаты исследования Екатерина Воронина.

          Кроме того, учёные обнаружили на полотне надпись, предположительно оставленную рукой самого Малевича. Расшифровать её удалось только частично, однако исследователи полагают, что текст должен читаться как "Битва негров в тёмной пещере глубокой ночью" (снимка надписи в репортаже нет). Если выводы исследователей верны, то она отсылает к серии монохромных картин французского журналиста Альфонса Алле, одна из которых имеет в точности такое же название.

рисунок

"Битва негров в тёмной пещере глубокой ночью"

          Другие "картины" Алле — "Малокровные девицы, идущие к первому причастию в снежной буре" (1894) и "Апоплексические кардиналы, собирающие помидоры на берегу Красного моря" (1895) — представляют собой прямоугольники белой и красной бумаги соответственно. Интересно, что формальные предшественники "Чёрного квадрата" в живописи встречались и ранее — например, "Великая тьма", созданная Робертом Фладдом в 1617 году.

          "Чёрный супрематический квадрат" из Третьяковской галереи создан Казимиром Малевичем в 1915 году. Он стал одним из самых известных символов супрематизма и русского авангарда вообще. Стоит отметить, что художник нарисовал несколько супрематических квадратов, немного отличающихся размером и пропорциями, среди которых в том числе было и несколько чёрных...

                                                                                Александр Ершов"

          Вот ещё один материал на ту же тему:

          "Если уж речь зашла о "квадратах", то необходимо сообщить, что подобные геометрические фигуры можно в изобилии найти и у других живописцев. Мало того, Малевич был далеко не первым, кому "приглянулась" эта "фигура. А вот поди ж ты...

          О Малевиче и его "Чёрном квадрате" не знает разве что последний недоросль. В то время как о первопроходцах "чёрного квадрата" широко известно только в узких кругах знатоков живописи. Вот сведения об этих первопроходцах.

рисунок

"Великая тьма" 1617 г.

          Роберт Фладд (1574-1637) — алхимик, герметист, оккультист.

рисунок

"Вид на Ла-Хог (ночной эффект) Жан-Луи Пети"

          Сие в 1843 г. нарисовал некто Берталь, известный как карикатурист, портретист, автор чёрно-белых и цветных иллюстраций для книг Андерсена, Дюма, Диккенса, Готорна, Ростопчиной, Перро.

рисунок

          Это в середине XIX века нарисовал Гюстав Доре. Для 22-летнего художника, с пятнадцати лет публиковавшего свои шаржи и карикатуры в популярных парижских журналах, заштрихованный квадратик не был символом непознаваемости окружающего мира, а лишь отображал его представление о зарождении Руси.

рисунок

          1 октября 1882 г. "Салон непоследовательных" открыл в Париже выставку с причудливым названием "Искусство непоследовательных".

          Самой вызывающей среди картин было одноцветное, абсолютно чёрное изображение, нарисованное поэтом Полом Билходом. Называлось оно "Ночная драка негров в подвале". Полотно, далекое от мистики и от эзотерики, носило сугубо карикатурный характер.

          Пол Билход не делал никаких заявлений о концептуальном смысле картины. Никакого предложения вглядеться и найти скрытый смысл чёрного прямоугольника, обрамленного игривой виньеткой. Просто шуточная картина. Причём шутка даже не в картине, а в её названии.

          ==================================================

          А вот картины Альфонса Алле:

рисунок

"Битва негров в пещере тёмной ночью"

рисунок

"Уборка урожая помидоров на берегу Красного моря апоплексическими кардиналами"

рисунок

"Первое причастие страдающих хлорозом девушек в снежную пору"

рисунок

"Группа пьяниц в тумане"

рисунок

"Оцепенение молодых солдат, в первый раз видящих лазурь Средиземного моря"

рисунок

"Сутенёры в самом расцвете сил, пьющие абсент на животах в траве"

рисунок

"Возня с охрой желтушных рогоносцев"

          В конце концов в 1897 году Алле даже издал книгу из этих семи картин "Album primo-avrilesque" (Первоапрельский альбом).

          Таким образом, за двадцать лет до супрематических откровений Казимира Малевича вполне маститый художник Альфонс Алле стал "неизвестным автором" первых абстрактных картин.

          Альфонс Алле прославился также тем, что почти за семьдесят лет предвосхитил минималистическую музыкальную пьесу "4'33"" Джона Кейджа, представляющую собой четыре с половиной минуты молчания: он сочинил "Траурный марш на смерть великого глухого".

          Пожалуй, единственное отличие Альфонса Алле от его последователей заключается в том, что он, выставляя свои "ошеломляюще новаторские" работы, нисколько не пытался выглядеть великим мудрецом или эпохальным первооткрывателем".

      Владимир А.

          Опять напоминаю Вам: да никто и не отрицает значение Вашей любимой раскрутки. Но всё дело в том, что раскрутка и живое восприятие — это, как отмечалось, разные вещи. Раскрутка и коммерция — одно, а реальный уровень художника — другое. Смотреть нужно именно своими глазами, а не глазами раскрутчиков.

          К сожалению, уровень многих людей таков, что они не в состоянии сами сделать выводы. А если начинают оценивать и высказываться, то делается настолько страшно, что остаётся только заткнуть уши и бежать.

          Я уже писал Вам: сегодня очень известен Глазунов, но я вижу, что он халтурщик. Мне никто этого не внушал, я сам прекрасно вижу. Никакая раскрутка не сделает меня незрячим.

          Ренуар — это великий художник, а Жак Беро — посредственный рисовальщик, хотя кому нравится, пусть смотрят Беро, никто не запрещает.

      Материалист

          Уважаемый Владимир, Вы совершенно правы: Глазунов — он халтурщик. Примерно такой же, как и Пикассо, Ван Гог, Миро, Матисс, Брак, Поллак, Уорхол и пр.

          Но вот то, что Вы считаете его халтурщиком — в отличие от остальных перечисленных — объясняется вовсе не Вашим безошибочно-врождённым "живым восприятием", а всего лишь тем, что в отношении Глазунова Вас просто малость недозомбировали.

     13.10.2015


 











        letters-on-screen@yandex.ru                                                                                                         Переписка

Flag Counter Библиотека материалиста Проблемы тяжёлой атлетики