"Расскажите мне про Сингапур"

(Немного об очевидном)

 

          Именно из этого "Денискиного рассказа" Виктора Драгунского я когда-то и узнал о существовании сего экзотического населённого пункта.

          Ныне же название Сингапура на устах у очень многих прогрессивно мыслящих людей — ибо на днях скончался беспримерно успешный реформатор Сингапура: Ли Куан Ю. Однако, как мне кажется, мыслить прогрессивно — это ещё не значит мыслить правильно, упорядоченно, здраво.

          Сегодня дифирамбы в адрес Ли Куана Ю и его реформ особенно активно поёт Юлия Латынина, журналист "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы".

рисунок

Этот, в общем-то, действительно незаурядный аналитик аки акын (а лучшие акыны могли, как известно, неделями воспевать одни только узоры на юрте) часами, из передачи в передачу хвалит устроения Ли Куана Ю — часто и вправду очень необычные. А необычно — для прогрессивно мыслящего человека — в устроениях Ли Куана Ю то, что почти все они экстремально антидемократичные и антилиберальные. Стало быть, прогрессивно мыслящая Латынина взахлёб восхищается тем, что Ли Куан Ю был убеждённым сторонником высокой эффективности насилия, тем, что он отменил свободные выборы (тайное голосование) и суд присяжных, ввёл тотальную цензуру СМИ, запретил любые самодеятельные собрания, критику правительства и т.п.

          Я не сторонник наиболее известной сегодня, увы, оценки Лениным интеллигенции. Но в очередной раз вынужден согласиться с ним в том, что интеллигенция — это действительно мелкобуржуазная прослойка. То есть часть общества, настроенная на культ личности царя. Царя, разумеется, не плохого, — типа Сталина, а хорошего — типа Ли Куана Ю. Поэтому-то я и уверен, что шибко доверять пропаганде со стороны интеллигенции, то есть как раз прогрессивно мыслящих людей, увы, нельзя. Соответственно, немного подумав, я прихожу к выводу, что на самом деле взлёт Сингапура — он совсем не показателен. То есть на самом деле взлёт Сингапура никак не может служить примером для всеобщего подражания, рецептом для любителей прогрессивных реформ. Почему я прихожу к этому выводу? А вот почему.

          Во-первых, Сингапур сам почти ничего существенного, основательного в области производства не достиг. Сами достигли почти всего, например, США, Япония, СССР, Англия времён промышленной революции, развившие собственные производства почти от начала и до конца. Благополучие же Сингапура — это полная аналогия благополучия средневековых городов-республик типа Флоренции или Вероны. Всем им просто повезло оказаться на пересечение главных тогдашних торговых путей. Но как только главные торговые пути поменяли свои местоположения, процветанию итальянских городов-республик, а заодно и республиканской форме правления в них сразу пришёл конец. Относительно небольшие Флоренция и Сингапур в силу их очень выгодного географического положения могли воздвигнуть своё благополучие на одном лишь международном обмене, на его обслуживании. Но для большей части прочих экономических субъектов планеты такой путь достижения быстрого расцвета принципиально невозможен. Для этих субъектов реальным является куда более длительный и трудозатратный путь развития собственного производства. Что предполагает создание прежде всего основы в виде мощных образования, науки, внедренческих центров, заводов и т.д. А вовсе не путь сплошного списывания у отличников — что, собственно, и проделал Ли Куан Ю.

          Во-вторых же и в-главных, пример Ли Куан Ю — это исключение, а не правило. Зажимом демократии в 99,999% случаев добьёшься не Сингапура, а Сомали.

          В мировой истории были уже миллионы случаев зажима демократии. И в 99,9% случаев эта бесконтрольность властных верхов приводила только к их, верхов, бюрократизации, к перенаправлению, к перенацеливанию всех сил лишённого демократии общества на обслуживание личных потребностей верхов. А вовсе не ко всеобщему процветанию.

          Разумеется, в мировой истории к самодержавной власти иногда — в 0,1% случаев — прорывались и психи, готовые снять с себя последнюю рубаху ради всеобщего блага. Но, к сожалению, для реализации своих человеколюбивых планов упомянутым психам приходилось опираться не на включённые в процесс, не на помогавшие этим психам массы — ведь данные массы были отстранены от проявления инициативы, от обществоустроительной деятельности самой антидемократичностью положения дел — а на своё ближайшее окружение, то есть на чиновничий аппарат. Которой на 100% никогда не состоит из человеколюбивых психов, который всегда склонен отстаивать в первую очередь собственные интересы. А вовсе не интересы своих многочисленных конкурентов снизу на долю общественного пирога. Соответственно, чиновничий аппарат в 100% случаев был не согласен с психом-реформатором. И потому, как минимум, в 99% случаев свергал психа-реформатора с его поста.

          То есть только самые-самые хитрые, только самые-самые изощрённые интриганы среди психов-реформаторов умудрялись переиграть своё чиновничье окружение и заставить его действовать в направлении зажима собственных интересов этого окружения.

          Соответственно, ориентироваться на то, что срабатывает всего лишь в 0,001% случаев, — это большая ошибка, это розовоочковая маниловщина.

          В тысячи раз реальнее совсем другой путь достижения всеобщего блага: путь прямого подключения к достижению данного блага всех тех, кто в данном благе непосредственно заинтересован. То есть путь прямого подключения достаточно широких масс, путь демократии. Да, на этом пути никогда не бывает таких феерических успехов, как на пути расцвета нынешнего Сингапура. Однако здраво, а не прогрессивно мыслящие люди должны делать ставку именно на реально достижимые вещи, а вовсе не на сенсационные, вовсе не на феерические исключения.

     28.03.2015 г.

 











        letters-on-screen@yandex.ru                                                                                                           Переписка

Flag Counter